Главная
Житие прп.Трифона
История монастыря
Святые заступники
Молитвы
Владыка Симон
Иконы
Храмы и церкви
Фотогалерея
Новости
Строительство
Контакты

СКАЗАНИЕ О ЖИТИИ ПРЕПОДОБНОГО ТРИФОНА ПРОСВЕТИТЕЛЯ ЛОПАРЕЙ, ВЕЛИКОГО ПОДВИЖНИКА И ЧУДОТВОРЦА

     Со времен крещения никогда не прерывалась на Руси миссионерская деятельность. Само неудержимое расширение границ православного государства совершалось по Промыслу во исполнение обещанного благовествования языкам. Но истинное проповедничество, хотя и поддерживаемое властью, было прежде всего делом любви духовного призвания. Посланный Духом Святым в землю «лопи дикой», на окраины «студеного моря», великий подвижник XVI века Трифон Печенгский основал самую северную обитель в окрестностях города Колы.

     Родился Митрофан (имя в миру) около 1485 года в Новгородских пределах, в семье священника. С ранних лет прилежал он посту и церковной службе. Однажды, услышав утренний антифон: «Пустынным живот блажен есть, Божественным рачением воскриляющимся», почувствовал Митрофан благодатное посещение и с того часа полюбил уединение, начал отлучаться из дома для молитвы. Раз посреди безмолвия был ему чудесный голос: «Иди в землю не обетованную и не пустынную, в землю жаждущую, в которой не обитал еще человек, ибо, милуя, вспомнил Я людей Моих, и любовь обручения Моего не утратится». Убоявшись, юноша воскликнул: «Кто еси, Господи?» - и получил ответ: «Я Иисус, которого ты ищешь в сей пустыне». Тогда Митрофан взмолился «Владыка, Господи, невежа я и малокнижен!». И снова услышал, как некогда пророк Иеремия: « Не дерзай ничего глаголать вопреки, ибо куда не пошлю тебя, пойдешь, и что ни повелю тебе, исполнишь; не бойся, ибо Я с тобою».
     Юноша вскоре понял, что «земля жаждущая» - это языческие народы, и покинул отечество, чтобы служить Господу там, где Он наставит быть проповедником Истины. Отправился Митрофан к поморью Ледовитого океана, в Кольский присуд, на реку Печенгу, где обитало племя лопарей (когда-то они принадлежали области Новгородской). Долго странствовал он ради имени Божия, не имея, где главу приклонить, много встретил он искушений в пустыне от лукавых демонов, пытавшихся не допустить его проповеди, но претерпел все мужественно, в молитве и с сокрушенным сердцем.
     Лопари жили рассеяно, по непроходимым болотам, предаваясь грубому идолопоклонству: скитались по лесам, как дикие звери, почитали не только духов, но даже гадов и ночных нетопырей, занимались ворожбой. Русские в начале XVI века бывали здесь временными гостями, на рыбном или зверином промысле; для них в Коле поставили часовню, церквей не было.
     Первые отношения с лопарями Митрофан завязал под видом торговых дел. Потом заговорил с ними об их богах и о единой спасительной вере. Наконец, открыто проповедуя, стал он с любовью упрекать их в произвольной слепоте и омрачении, постепенно научая Божественным догматам и преданиям: рассказал им о рождении Сына Божия, Его добровольном страдании, смерти, Воскресении, о Царствии Небесном и грядущем последнем Суде Божием, о вечных муках. Невежественный народ нелегко постигал грамоту. Кебуны же, или кудесники, верные слуги дьявольские разъярились как звери, с воплем терзая его, и возбуждали соплеменников идти на чужестранца с оружием и с дрекольями, как некогда иудеи на Христа. Но Господь, обещавший всегда пребывать со своим избранником, извлекал его из напастей смертных и многократно чудным образом спасал, помогая гонимому укрываться в горах и расселинах или делая его незаметным в толпе, объятой злобой.
     При виде ангельского лица и как бы светлого огня, исходившего из уст, смягчались жестокие сердца лопарей. Мало-помалу сеялось Божественное семя, и раздраженные приобретали мирное расположение, не видя за Митрофаном никакой вины. Так, будучи иереем, ни даже иноком, он огласил многих евангельским словом, не дерзая еще приступить к святому крещению.
     Чтобы испросить благословенную грамоту на построение храма, Митрофан отправился к архиепископу Макарию в Новгород. Оттуда привел с собой плотников, которые ради Господа решили идти в далекую страну. Вместе с ними трудился неутомимый подвижник, таская на плечах бревна за три версты. Возведенный храм три года стоял без освящения, так как из Новгорода не присылали иерея. Тогда Митрофан нашел в Коле иеромонаха Илию, который освятил храм во имя Живоначальной Троицы, крестил»оглашенных», а самого проповедника постриг в монахи. Было это не ранее 1532 года, а близко к тому времени послал Господь помощника, 20 лет разделявшего с ним подвиги в «прегорчайшей пустыне». Это был иеродиакон Фоедорит, родом из Ростова; 15 лет подвизался он в Соловецком монастыре, где приходилось ему общаться с лопарями, и он научился их языку.
     Крестив паству, Трифон помышлял и об устроении обители, которая бы стала центром распространения Евангелия. Но не было братии в месте безлюдном: лишь впоследствии пришли сюда люди, жаждущие уединения .лопари же, наученные живому благочестию, до того полюбившие святую веру, что отдавали в пользу обители деньги, земли, угодья, озера…
     Преподобный пустынник не ослабевал пост и молитву и как Адам, получил власть над зверьми. В житии рассказывается, как послушен был ему вторгшийся однажды в келию медведь. Позже, когда монастырь устроился, около него паслись пугливые олени, не тревожимые дикими зверьми, внимавшими запрету преподобного.
     Трифон, не прияв звание игумена, предоставил его брату Гурию, сам же остался отцом, насадителем и попечителем своей обители. Потому в 1556 году, взяв с собой архимандрита Феодорита, поехал он, милостыни ради, в царствующий град Москву. За день до их прихода случилось чудесное явление двух «светолепных иноков» царю, шествующими в сопровождении бояр в Успенский собор к Литургии. На вопрос самодержца, кто они и откуда, иноки назвались. А на следующий день Трифон и Феодорит подали свои челобитные, когда царь шел в храм с сыном Феодором. Узнав их, Государь взял прошения. Феодор Иоаннович, отойдя в особый предел, переоделся и послал свои верхние одежды блаженному Трифону, чтобы «перестроить» их на церковные, при этом сказал, что хочет предварить Государеву милостыню. Царь, вернувшись со службы, говорил с боярами о челобитной и весьма изумился, что никто, кроме него, не видел ходоков накануне. И сами иноки, призванные пред лице его, удостоверили, что они только ныне пришли в столицу. Дивился Царь о «потаенных рабах Божиих» и щедро жаловал обитель Трифону церковной утварью и колоколами.
     С богатыми дарами принес Трифон в монастырь и грамоту на владение окрестными землями и водами. Вручив все келарю, он записал в Синодик имена благотворителей, а сам работал как последний послушник. С новыми средствами построил он для чад своих храм святых страстотерпцев Бориса и Глеба в устье реки Паз.
     С 1557 года северный край испытывал сильный продолжительный голод. Несколько лет мороз побивал посевы. В ту пору Трифон был питателем собранной им и отечески любимой обители. С несколькими монахами обходил он пределы Новгорода, испрашивая у боголюбивых подаяния и посылая все в монастырь. Так путешествовал он восемь лет, в пути исцелял недуги душевные и телесные, во славу Христа. Минуло время, и игумен с братией встретили его с благодарностью.
По-прежнему наставлял преподобный богоугодному житию своим примером. Раз купив в Коле ручные каменные жернова, положил он их к себе на плечи, чтобы нести в монастырь. Ученики умоляли отдать им ношу, но старец сказал: «Братия, тяжелое время лежит на потомках Адама с рождения и до самой смерти. Лучше я повешу камень себе на шею, чем соблазню вас праздностью», и 158 верст от Колы до обители нес на себе, не вкушая пищи.
     Такими подвигами преподобный достиг великой духовной крепости. Подобно многим русским святым радея о горнем восхождении, блаженный Трифон благодатно преуспевал и в земных трудах. На северо-западе России его помнили и чтили не только как просветителя лопарей. Он содействовал в крае этом рыбному промыслу и начал строительство больших кораблей. Около 60 лет неутомимо светил он полуночной стране. В глубокой старости впал в тяжелую болезнь. Прощаясь с игуменом и братией, он, прозревая будущее, утешал ее напутственным словом и плакал: « На сию святую обитель будет искушение, и от острия меча умучатся мнози, но не ослабевайте, братия моя, уповайте на Бога… силен бо и паки обновят обитель сию».
     Блаженный Трифон почил 15 декабря 1583 года и погребен на заповеданном месте, у храма Успения Пресвятой Богородицы, где любил уединяться для молитвы.
     Преподобный был невелик ростом, но крепок, несколько сгорблен, с длинною седою бородой - таким он предстоит на уцелевшей древней иконе и в ведениях. Первое явление преподобного Трифона было самому благочестивому Царю Феодору Иоанновичу при осаде Нарвы в феврале 1590 года. Немцы на рассвете направили пушки свои на шатер, где спал Царь. Некий старец предупредил его опасности и на вопрос, кто он, ответил: «Я тот Трифон, которому ты подал свою одежду». Благодарный Феодор Иоаннович послал в обитель разыскать блаженного, и, узнав о кончине его, почтил как святого и оказал монастырю большие милости. В то же время шведы на севере опустошили поселения русских. За неделю до праздника Рождества Христова сожгли храм Успения, где почивали мощи преподобного под спудом; здесь замучили инока Иону. В самый праздник, во время Литургии, ворвались они в монастырь и зверски умертвили иноков и послушников, Гурия с келарем терзали, допытываясь, где казна. Пограбив, предали огню все строения и погубили 54 инока и 65 послушников и работников. На обратном пути разорители заблудились и погибли от голода. Иноки, бывшие в отсутствии, с горьким плачем собрали рассеченные останки и с честью погребли их.
     Опечаленный Царь Феодор Иоаннович велел для безопасности перенести обитель в Кольский острог, к храму Благовещения Богородицы. Когда же город и монастырь сгорели в 1619 году, Царь Михаил Феодорович велел построить новую обитель за рекой Колой, и она долгое время процветала (упразднена в конце XVIII века).
     Мощи преподобного остались под спудом на месте погребения, на Печенгском лопарской погосте, в церкви, возобновленной в честь Сретения Господня, приписанной к Кольскому собору, хотя и отстоящей от него за полтораста верст.
Житие св. Трифона создано позднейшим биографом, так как первоначальное, составленное «самовидцами», пропало при разорении монастыря шведами в 1589 году, но почитатели святого проповедника сохранили сведения о нем «в малых книжицах и кратких записках», по которым и составили новое житие, «не ранее Никонова патриаршества».
     Два раза в год совершается память чудотворца Печенгского: в день его преставления 15/28 декабря, и в день тезоименитства 1/14 февраля. В эти дни лопари и приезжие жители Колы служат молебен над гробом преподобного, и не оскудевает целебная сила его мощей. Не раз являлся св. Трифон и во время бури на море, спасая погибавших.

                                                  ПРОСЛАВЛЕНИЕ ПЕЧЕНГСКОГО ЧУДОТВОРЦА

                                                                   Чудеса преподобного Трифона

     Житие преподобного Трифона повествует, что еще при жизни он являл чудеса богоугодной жизни: власть над зверями, подвиги великой духовной крепости. Сразу после кончины Преподобного стали происходить чудеса его явления людям, помощи в различных бедах, исцелений. Преподобный Трифон никогда не оставлял свой северный край, множество раз являлся по молитвам к нему, спасая погибавших на суше и на море. Притекающие к нему с верой всегда получали и продолжают получать и ныне исцеления от болезней и помощь. Особенно славилась целебная сила мощей Преподобного. Именно поэтому сотни и тысячи паломников ежегодно приходили на могилу к его святым мощам на протяжении более чем трех веков, пока они не были скрыты от народа, впавшего в неверие, гордыню, поправшего тысячелетнюю веру своих предков…
     Первое же появление преподобного Трифона было благочестивому царю Феодору Иоанновичу при осаде Нарвы в феврале 1590 года. Осажденные шведы на рассвете направили свои пушки на царский шатер, когда царь еще спал. И вот является ему во сне боголепный старец в иноческой одежде и говорит: «Встань, государь, выйди из шатра, иначе будешь убит». На вопрос царя, кто он, старец ответил: «Я тот Трифон, которому ты подал свою одежду, чтобы твоя милостыня предварила другие. Господь Бог мой послал меня к тебе». Царь проснулся и едва успел выйти из шатра, как ядро из города ударило прямо в царскую постель. Благодарный Феодор Иоаннович, глубоко тронутый Божией милостью, послал в Печенгскую обитель разыскать преподобного Трифона, узнал о его кончине, почтил его как святого и оказал монастырю большие милости.
     Память народная сохранила описание многих других чудес, совершенных преподобным Трифоном. В Коле сын стрельца Пастухова по имени Игнатий три года страдал расслаблением тела и глухотой. Уже близкие к отчаянию родители вспомнили врача душевного и телесного преподобного Трифона. Помолившись с верою над гробом Преподобного, они дали обет ехать в его обитель и потрудиться для него целый год. Уже на обратном пути внезапно стал слышать их отрок и совершенно окреп телом. Благодарные родители исполнили обещание и вместе с исцеленным сыном целый год работали в обители.
Монах Печенгской обители Иосаф ослеп от тяжкой головной боли и, сильно страдая, помолился с сердечной верой Преподобному. Ночью явился светолепный инок, назвал себя Трифоном, начальником монастыря, и, прикоснувшись к глазам болящего, сказал: «Во имя Святой Троицы будь здоров и прозри, но держи монашество по обету». Воспрянул инок и радостно воскликнул: «Исцелился я и прозрел явлением преподобного отца нашего Трифона!». На голос его стеклись все обитатели монастыря, изумленные чудом.
     Житель города Колы Илларион во время рыбалки проткнул себе веко и тяжело заболел. Лицо его опухло так, что даже не видно было глаза. Он уже отчаялся не только сохранить зрение, но и саму жизнь. Товарищи на лодке повезли его в город. Когда плыли они в Кольском заливе, Илларион начал с воплями призывать преподобного Трифона, обещая потрудиться в его обители до самой смерти. Товарищи, не видя никакого судна на море, запретили ему говорить, но он внезапно воскликнул : «Прозрел я и вижу!». Тут он рассказал, как один из светлых иноков, бывших на судне, приблизился к нему и воскрилием своей одежды прикоснулся к больному глазу, возвратив ему зрение и прекратив болезнь. Исцеленный Илларион до конца своей жизни трудился в обители преподобного Трифона, занимаясь ловом рыбы на Крестовой тоне.
     Старец Иосаф по обету пришел и Кандалакшской обители в Печенгскую, но потрудившись завещанное время, впал в искушение пьянства. Тогда ему предстал с грозным видом сам преподобный Трифон, укоряя за то, что он нарушает иноческие обеты. Явившийся как бы наложил на Иосафа тяжкие оковы, которые он невидимо чувствовал на себе в течение семи дней, пока, раскаявшись, не был разрешен от них тем же чудным старцем.

телефон подворья
8 (815-2) 25-44-04

создание сайта - Старт Икс